Военная подготовка в Политехническом университете

В 2011 году Политехнический университет отмечает 85 лет с начала военной подготовки политехников, однако история вопроса берет свое начало в XVIII веке.

7 декабря 1725 года был подписан императорский указ “О заведении Академии наук”, 27 декабря того же года императрица Екатерина I торжественно открыла первый научный центр и высшее учебное заведение России Петербургский академический университет. В соответствии с “Регламентом” (теперь Уставом) учебного заведения в академический университет разрешалось принимать 30 студентов на казённое содержание.

Студенты из казённокоштных получали после выпуска армейские обер-офицерские чины и право на государственную или военную службу.

Потребность в людях, знающих военное дело осознавалась еще Петром I , а расположение к военной службе в тот период было общим у русского дворянства предпочитавшим её другим видам государственной деятельности.

В первой половине XIX века в связи с тем, что военные учебные заведения поставляли менее четверти офицерского пополнения, использовались и другие источники комплектования, в том числе и из выпускников университетов. В период с 1826 по 1850 годы армия пополнилась 59 тыс. офицеров, из которых 14,5 тыс. выпущены военными учебными заведениями, 36 тыс. произведены из унтер-офицеров и вольно определяющихся – обучавшихся в высших учебных заведениях.

После поражения в крымской войне Россия вступила в полосу либеральных реформ и в рамках реформирования русской армии с 1 января 1874 года вместо рекрутского набора была введена всеобщая воинская повинность.

В соответствии с ранее действующим рекрутским уставом на военную службу принимались крестьяне и мещане, а представители прочих сословий служили в армии и на флоте на добровольной основе. Студенты высших учебных заведений на период учебы имели отсрочку от призыва, а после окончания вуза получали классный чин и право на военную службу в добровольном порядке.

Устав о воинской повинности коренным образом изменил положение студенчества. Отсрочка от призыва предоставлялась на период обучения и только до определенного возраста 27 лет обучающихся в вузах 1-го разряда.

При этом окончившие вуз первого разряда состоят на военной службе — 6 месяцев и в запасе армии — 14 лет и 6 месяцев.

В условиях интенсивного развития капитализма в России в конце XIX века, когда из 22 тыс. руководителей промышленных предприятий империи 20 тыс. имели либо низшее образование, либо не имели его вообще, возникла настоятельная необходимость создания в Киеве, Варшаве и Санкт-Петербурге политехнических институтов.

19 февраля 1899 года царь утвердил доклад министра финансов Сергея Юльевича Витте об организации в столице Политехнического института. Первым директором которого назначается Андрей Григорьевич Гагарин – капитан гвардейской пешей артиллерии, помощник начальника Санкт-Петербургского оружейного завода, человек бесконечно добросовестный и фанатично любящий своё дело. При новом назначении Андрей Григорьевич выходит в отставку с присвоением чина статского советника 5-го ранга. По мнению историков одна из причин сыгравших не последнюю роль в назначении князя Гагарина на должность директора института состояла в том, что князь был действующим офицером.

Мало кто знает, что в 1902 году Политехнический институт чуть было, не стал высшим военно-учебным заведением т.к. в период широких студенческих волнений Правительству России казалось надежней готовить инженеров в условиях казармы. Однако, разумная инициатива и настойчивость выдающихся ученых того времени помешала осуществлению этих планов.

Тем не менее, военные заботы затронули жизнь университета уже в 1908 году. С 1908 – 1917 годы в институте было много сделано для создания отечественной авиации, в том числе и авиации военной. При Петербургском политехническом институте на кораблестроительном отделении действовали курсы, являвшиеся на практике первым летным и авиатехническим учебным заведением в России. Среди преподавателей и слушателей этих выс­ших курсов было немало офицеров. Значительная часть выпускников участвовала в Первой мировой войне. Тогда же Политехнический ин­ститут прославился как центр создания первых российских подводных лодок, центр подготовки инженеров – создателей надводных военных кораблей.

В период с 1917 по 1926 годы органы со­ветской власти вырабатывали политику высшего образования в стране, экспериментировали, пытаясь определить, какое место в формировании инженерных кадров должна занять военная подготовка. До 1926 года в военной подготовке студентов царила неразбе­риха. Руководство вузов имело право ходатайствовать об отсрочке призыва каждого студента. Для этого оно обращалось в военные инстанции с официальными письменными просьбами, а те решали призывать сту­дентов в РККА или нет. Если ходатайство по поводу какого-нибудь студента в военкомат не поступало, его призывали на службу. Такие ходатайства необходимо было представлять ежегодно. С лета 1926 года студенты, имевшие отсрочку, были освобождены от допризывной подготовки.

Военная подготовка политехников как составная часть общей про­граммы, ведется в нашем СПбГПУ на протяжении 85 лет. Широкий спектр военных специалистов готовил вуз за эти годы! Пехотинцы, артиллеристы, танкисты, радисты, автомобилисты, летчики, ракетчики - это неполный перечень военных специальностей, которые осваивали студенты и, кстати говоря, студентки или, как часто называли их в официальных документах 30-х годов, «студенты женского пола». Мы полагаем, что подготовку специалистов для армии и флота в СПбГПУ можно разделить на 7 качественно разных этапов.

Первый этап: осень 1926 - 1930 годы. Время становления военной подготовки в вузах страны, в том числе и в Ленинградском политехни­ческом институте имени М.И.Калинина, как неотъемлемой части учеб­ной программы.

В ходе военной реформы 1924-1925 годов, выдающийся полководец гражданской войны М.В. Фрунзе (кстати, учившийся в Политехническом) предложил изучить вопрос о подготовке командного состава Вооруженных Сил в гражданских высших средних специальных учебных заведениях. «Общая наша цель поставить дело так», – писал М.В. Фрунзе, – «чтобы каждый окончивший гражданский ВУЗ уже был подготовлен к роли командира по наиболее близкой данному ВУЗу специальности и нуждался лишь в небольшой практической подготовке».

20 августа 1926 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление об организации высшей военной подготовки студентов вузов, тогда же в августе был подписан приказ Реввоенсовета СССР № 565 и во исполнение этого документа приказом № 326 штаба Ленинградского военного округа в ЛПИ начались занятия студентов по военной подготовке. Таким образом, 1926 год это год создания военной кафедры, хотя само это понятие появилось гораздо позже.

Принципиально важно обратить внимание на то, что вводимая в вузах военная подготовка, хотя и называлась высшей, в полном смысле этого слова таковой не являлась. Раньше тот высокий интеллектуальный потенциал, которым обла­дали студенты, а также знания и, стало быть, уровень их квалифика­ции, оставались невостребованными на занятиях в воинских частях.

Студентов, как и остальных, зачастую малообразованных юношей, го­товили к службе в качестве красноармейцев, то есть лиц рядового со­става.

Теперь же их уровень подготовленности мог использоваться значи­тельно эффективнее: после должной подготовки под руководством во­енных преподавателей они могли стать высококвалифицированными командными кадрами. На начало высшей военной подготовки в институте повлиял ряд других обстоятельств. В апреле 1925 года учебное управление штаба Рабоче-Крестьянского Красного Флота постановило включить Ленинградский политехнический институт в список вузов, «военизируемых» в интере­сах РККФ. Цель – подготовка военных инженеров запаса для военного флота.

«Военизировать» предполагалось механический, физико-механический и металлургический факультеты. Для специалистов-химиков планировалось, например, читать курсы лекций по военному искусству, военно-химическому делу, артиллерии, военно-инженерному делу, авиации, военной администрации, технологии отравляющих ве­ществ, теории взрывчатых веществ, технологии взрывных веществ и порохов, химическим средствам нападения, токсикологии, противогазо­вым средствам и их применению.

Авторы этого проекта предполагали читать на металлургическом факультете спецкурсы технологии производств по холодной и горячей обработке металлов, однако в таком варианте идея «военизации» вузов не осуществилась.

Она появилась в несколько измененном виде. И хотя занятия по высшей допризывной военной подготовке, как уже отмечалось, нача­лись в октябре, детали ее преподавания обсуждались на различных уровнях до тех пор, пока не нашли окончательное выражение в декрете «О порядке прохождения учащимися вузов высшей допризывной воен­ной подготовки и об отбывании ими по окончании вузов действитель­ной военной службы» от 13 декабря 1926 года.

В этом документе отмечалось, что высшая военная допризывная учеба имеет целью подготовить студентов для замещения должностей начальствующего состава всех родов войск и специальностей и квалифицированными работниками военно-технических предприятий. По мнению инициаторов такого подхода к военной подготовке в институтах страны эта учеба должна была складываться из теоретиче­ского курса военного дела, изучаемого в зимний период в течение че­тырех учебных курсов, и из двухмесячной летней практики в период специальных лагерных сборов. Особенностью курса военной подготовки было то, что к нему при­влекались не только юноши, но и девушки.

Теоретическая подготовка была рассчитана на 180 часов. Про­грамма включала в себя такие дисциплины как тактика, топография, военная администрация, уставы Красной армии, материальная часть, а также ряд специальных дисциплин, учитывающих основные профили вузов, на 1, 2 и 3 курсах студенты занимались военной подготовкой по 52 часа ежегодно, а на 4 курсе – 24 часа.

Основными методами преподавания были лекции, беседы, лабора­торные работы, показные и практические занятия. Прообразом военных кафедр стали так называемые военные каби­неты.

За время военного обучения студенты были обязаны пройти лет­ние двухмесячные сборы в военных лагерях при тех воинских частях, которые соответствовали профилю военной специальности студентов. Цель проведения этих сборов состояла в том, чтобы привить студентам практические навыки владения оружием и боевой техникой в объеме, соответствовавшем уровню подготовки обычного красноармейца.

Совершенно новым явлением в жизни вузов было то, что для ру­ководства проведением занятий по высшей допризывной военной под­готовке во все вузы, в том числе и в Ленинградский политехнический институт, были назначены военные руководители. Это были кадровые военнослужащие из числа опытных командиров и начальников Крас­ной армии. Они входили в состав академических органов вузов, уча­ствовали в работе правления и деканатов с правом совещательного го­лоса по всем вопросам, связанным с организацией и проведением занятий по высшей допризывной военной подготовке.

По существу, военный руководитель отвечал за всю военную подготовку в институте. Его полномочия и обязанности были значительно шире, чем у современного начальника факультета военного обучения.

По своему статусу и роду занятий он скорее был помощником директора (ректора) вуза по оборонным вопросам. Например в конце 30-х годов военрук ЛПИ официально занимал должность за­местителя директора института и довольно часто во время отсутствия главы вуза руководил всей деятельностью нашего учебного заведения. Первым военным руководителем Ленинградского политехнического института в августе 1926 года был назначен бывший артиллерийский полковник царской армии А.П.Юноша. Алексей Петрович родился 1 (13) февраля 1876 года в Оренбурге в семье дворянина-офицера. В 1896 году, окончив кадетский корпус, он поступил в Михайловское артиллерийское училище.(1) Став офицером, служил в артиллерийских частях, дислоцировавшихся в Рязани, Ниж­нем Новгороде, Самаре. Будущему военруку ЛПИ довелось участвовать в боях русско-японской войны 1904-1905 годов и в Первой мировой войне. В 1916 году полковник А.П.Юноша был ранен в бою и попал в германский плен. Только в апреле 1918 года ему удалось вернуться на Родину. Сразу же по прибытию домой он вступил в ряды Красной армии и до 1920 года руководил ремонтом артиллерийских орудий на Путиловском заводе. Позже преподавал в Высшей артиллерийской школе, возглавлял курсы усовершенствования командного состава. Придя в ЛПИ, он не только занимал административный пост, но и преподавал военные дисциплины, совмещая эту деятельность с пре­подаванием в Военно-морской академии.

Алексей Петрович был и талантливым ученым. Его перу принад­лежат 7 книг и множество статей по вопросам артиллерийской стрель­бы. Он изобрел два специальных прибора для пристрелки орудий.

Именно он в 1930 году был организатором военно-механического отделения, ставшего в 1934 году самостоятельным вузом – Военно-механическим институтом, в настоящее время престижный и знаменитый на всю страну БГТУ «Военмех». А.П. Юноша был заве­дующим этим отделением и, одновременно, руководителем кафедры воен­ных наук, а также военным руководителем созданного им отделения.

Его служебная карьера не была гладкой, а жизнь часто изобилова­ла унижениями и оскорблениями. Еще в 1931 году А.П.Юноша был арестован органами ОГПУ. Правда, тогда ему все же повезло, 19 сен­тября 1932 года он был полностью реабилитирован и освобожден. Преподавал военные науки в разных вузах, с августа 1934 года вер­нулся в наш институт на должность преподавателя военной подготовки. В сентябре 1934 года стал начальником военно-учебной части. Прика­зом по институту от 26 июня 1937 года он был отстранен от долж­ности без указания мотивов и исключен из списков сотрудников. Вскоре последовал арест. Дальнейшая судьба Алексея Петровича схо­жа с печальными судьбами многих его современников… А.П.Юноша был реабилитирован посмертно в 1965 году. Его до­чери, Наталье Алексеевне Предтеченской, была выплачена за отца денежная компенсация в размере двух месячных окладов …

Введенная в качестве неотъемлемого раздела институтской учебной программы военная подготовка стала обязательной дисциплиной для всех обучавшихся в вузе. Военные занятия пропускать не разрешалось. Пропуск занятий рассматривался как уклонение от военной подготов­ки. Студенты, грешившие непосещением занятий, не допускались к сдаче зачетов, что, в конечном счете, приводило к отчислению из ин­ститута.

Введение курса допризывной военной подготовки повлекло увели­чение срока обучения. Если до этого курс обучения в техническом высшем учебном заведении удавалось освоить студентам всего за три года, то теперь продолжительность обучения была доведена до четы­рех, четырех с половиной, а на некоторых факультетах и до пяти лет. Летом 1926 года планирование новых вузовских программ было за­вершено с учетом обязательного военного обучения студентов. Планы вводились в действие в 1926-1927 учебном году и касались поначалу только студентов первого курса. Студенты остальных курсов учились по старым программам.

Второй этап: 1930 – 1934 годы. Одна из самых трагических страниц в истории вуза. На основании сомнительной идеи раздробления крупных вузов с фундаментальной научно-педагогической базой на множество узкопрофильных институтов – придатков отраслевых наркоматов, способных, как казалось тогда политическим стратегам быстро и эффективно обеспечить квалифицированными изготовившуюся к индустриальному скачку страну, гордость отечественной науки и высшей шко­лы – ЛПИ – был расформирован. На его базе «стратеги от образова­ния» попытались создать более десятка втузов узкого профиля. В каж­дом из них военная подготовка велась обязательно. И вели ее во всех этих куцых институтах, по существу, те же педагоги, что и прежде. Но теперь они работали в этих институтах по совместительству. Фор­мально военных кафедр стало несколько, но по сути это была прежняя кафедра, которую раздробили в угоду ведомственным интересам.

Здания некогда единого, чётко продуманного и спланированного Политехнического института были разделены на своеобразные «удельные княжества».

Студенты и профессорско-преподавательский состав в них остались в основном прежние. Обновилось только административное руковод­ство, пытавшееся как можно быстрее освоить незнакомое для себя де­ло: автономное руководство крохотным ведомственным учебным заве­дением, именуемым институтом.

Безусловно, и в такой обстановке удавалось наладить учебный процесс и даже добиваться успехов, так в 1929-1934 годах, в одном из них учился Михаил Ильич Кошкин, создатель зна­менитейшей «тридцатьчетверки», танка Т-34, признанного лучшим тан­ком периода Второй мировой войны! В целом же студенты стали меньше дорожить своим местом учёбы, появились и те, кто, воспитанный в духе времени, решил стать военным человеком. Институты становились мощным источником пополнения армии и флота квалифицированными командными и инженерными кадрами.

Для дальнейшей учёбы в военно-учебных заведениях, чаще – в академиях, подбирались наиболее способные и, одновременно, соци­ально надёжные юноши, большая часть которых имела рабоче-крестьянское происхождение.

С июля 1931 года военным руководителем одного из «осколков» прежнего ЛПИ – Машиностроительного института – стал Михаил Валерианович Баранов, назначенный на эту должность штабом Ленин­градского военного округа ещё в январе.

Помимо этих обязанностей он занимался и преподавательской ра­ботой – читал курс тактики.

С именем этого человека связано многое в жизни нашего институ­та, поскольку в 1934 году, когда отраслевые вузы, созданные в 1930 году, вновь были воссоединены в единый институт, он стал его воен­руком, продолжив дело, начатое в конце 20-х годов А.П.Юношей.

Третий этап: 1934 – 1941 годы. Прежние просчеты были учтены, ошибки ликвидированы. Большая часть осколков бывшего ЛПИ была собрана в Ленинградский индустриальный институт, названный в 1940 году вновь ЛПИ. Произошло воссоединение сил и военной ка­федры. В мае 1934 года создается отдел по военному обучению студентов, как и говорилось выше, его возглавляет военный руководитель института командир Красной армии, бывший генерал-майор М.В.Баранов. С февраля 1935 года в институте начинается военная подготовка студентов по профилю «командир взвода артиллерии РККА». После окончания курса военной подготовки студенты проходили лагерные сборы на базе одного из артиллерийских полков ЛенВО. (2,3)

В связи с заданием ГУУЗа в октябре 1936 года создается школа летчиков-пилотов. В декабре создается аэроклуб. За полтора года эти подразделения подготовили 37 военных техников и 50 летчиков.

В апреле 1937 года на Отдел военной подготовки была возложена дополнительная задача – сформировать автомобильную школу для подготовки шоферов–любителей.

В июне 1937 года Отдел военной подготовки был упразднен и вместо него создана Военно-учебная часть по военной подготовке. Ее возглавил военный руководитель института, батальонный комиссар И.Я.Звягинцев, в дальнейшем утвержденный приказом директора института от 29 июня 1940 года первым начальником кафедры военной подготовки.

В предвоенные годы в нашем институте готовили высококвалифицированных артиллеристов, автомобилистов, авиаторов и радиотелеграфистов.

В начале Великой Отечественной войны кафедра прекратила свое существование: Образно говоря, кафедрой военной подготовки стала вся страна. С закрытием военной кафедры военная подготовка в институте не остановилась. Летом 1941 года в гидрокорпусе начала работу школа стрелков-радистов для танковых частей, положившая начало Высшему Военному училищу связи им. Ленсовета.

В первый же месяц войны на фронт ушли более 3500 политехников. Они сражались в рядах Красной армии, в Ленинградской армии народного ополчения, партизанских отрядах, строили оборонительные сооружения. Всего воевало около 4800 студентов, выпускников и сотрудников ЛПИ. Свыше 1000 погибло на фронтах Великой Отечественной войны.

Четвертый этап: октябрь 1944 — сентябрь 1961 года. В октябре 1944 года, после возвращения института из эвакуации, военная кафедра возобновляет свою деятельность. Возглавил кафедру гвардии полковник И.Н. Павлов.

Подготовка студентов в 1945-1946 учебном году, велась по двум специальностям: «командир взвода дивизионной артиллерии» и «техник по материальной части боеприпасов».

Студентов в этот первый послевоенный год было немного – всего 288 человек. Лишь 14 из них (включая девушек) весной 1946 года не явились для сдачи экзамена по военной подготовке. Из 274 студентов и студенток, сдававших этот экзамен, двойку получил только 1 чело­век, тогда как 82 (то есть 29%) из всех сдававших на экзамене пока­зали отличные знания.

В 1946 году начальником военной кафедры стал генерал-майор ар­тиллерии И.М. Пядусов. В его подчинении было уже 17 офицеров: 5 полковников, 4 подполковника, 5 майоров, 1 капитан и 1 старший лей­тенант (начальник учебной части, 5 старших преподавателей и 10 пре­подавателей).

Перед началом каждого семестра с преподавательским составом проводились недельные сборы.

Военной подготовкой тогда занимались все студенты, начиная с 1-го курса. Студенты, не имевшие офицерского звания, готовились по военно-учетной специальности командира артиллерийского взвода. Де­вушки, а также ограниченно годные к службе юноши, готовились по технической специальности.

Таким образом, от учебы на военной кафедре освобождались лишь студенты, имевшие уже офицерское звание.

Летом 1947 года студенты 2 и 4 курсов проходили лагерный сбор. Первые – по 210-часовой программе, вторые – по 200-часовой. При этом студенты 4 курса после сбора сдавали государственный экзамен по военной подготовке.

Из 132 выпускников – 81 человек – студентки. Средний балл при сдаче госэкзамена составлял 4,3. По оценке самих преподавателей ка­федры, показатели могли бы быть и выше, но студентам не хватало серьезности и систематичности в работе – военное дело изучали, в основном, де­вушки.

Очевидно трех послевоенных лет хватило для осознания того, что принудительная подготовка студенток для службы в армии не нужна и 1 апреля 1948 года Министр образо­вания СССР и Главнокомандующий Сухопутными войсками (тогда им был еще Г.К.Жуков) издали совместный приказ, согласно которому женщины, обучающиеся в высших учебных заведе­ниях, от военной подготовки освобождались.

Число преподавателей военной кафедры в 1948 году достигло уже 25 человек, но после освобождения от занятий студенток штаты вре­менно были сокращены на 8 человек. Правда, вскоре они вновь уве­личились, поскольку к июню 1948 года военной подготовкой занима­лось уже 1475 политехников. Учились в целом они неплохо. Посещаемость занятий достигала 92%, а задолжников по итогам ве­сеннего семестра 1947-1948 учебного года было лишь 25 человек.

Военная кафедра продолжала совершенствовать свою учебно-материальную базу, которая в целом была довольно скромной. На ка­федре имелись: 176-миллиметровая пушка образца 1942 года и 122-миллиметровая гаубица образца 1938 года. Кафедра имела 18 помеще­ний, в том числе 12 аудиторий и лишь 1 преподавательскую. (4)

В 1947-1948 учебном году на военной кафедре начал работать первый в ее истории кандидат наук.

К 1950 году учебный процесс был отлажен полностью. Дирекция института по-прежнему требовательно относится к военной подготовке студентов. Первый послевоенный выпуск офицеров-артиллеристов состоялся в мае 1947 года.

В сентябре 1950 года учебная программа по военной подготовке существенно изменилась военная кафедра была включена в состав учебных заведений, занимающихся подготовкой офицеров запаса зенитной артиллерии сначала для сухопутных войск, а затем для войск ПВО страны. Перед кафедрой была поставлена задача начать подготовку офицеров запаса по трем профильным специальностям: “командир огневого взвода”, “техник по приборам управления зенитно-артиллерийским огнем” (техник по ПУАЗО) и “техник по радиолокационным станциям и орудийной наводке” (техник по СРЦ и СОН).

Усилиями преподавательского состава под руководством начальника кафедры генерал-майора артиллерии И.М. Пядусова был осуществлен переход на обучение по этим специальностям. Число преподавателей, занимавшихся решением этой задачи, осе­нью 1950 года достигало 22 человек.

В период до 1951 года ежегодно производилось два выпуска: в январе и в мае. Первый лагерный сбор был проведен в 1950 году в г. Луга на базе лагерей Высшей артиллерийской школы ЛенВО.

Выпуск офицеров по этим профилям производился и далее с 1952 по 1961 год. С переходом на новые профили подготовки была полностью переоборудована учебно-материальная база кафедры.

Пятидесятые годы были для кафедры временем непростым. Частая смена начальников кафедры, а их за это десятилетие было шестеро, вряд ли привела к лучшей работе всего коллектива.

Генерал-майор артиллерии И.М. Пядусов, генерал-майор артилле­рии Н.Г. Сыроваткин, генерал-лейтенант артиллерии В.С. Бодров, генерал-лейтенант артиллерии М.И.Горбунов, генерал-майор артиллерии А.С. Парицкий, инженер-полковник И.Ф.Галанов были, бесспорно, людьми опытными, авторитетными и компетентными. Но у каждого из них были свои взгляды, идеи на процесс дальнейшего развития кафед­ры. Времени для осуществления этих идей у них было немного.

Это был период, когда перспективу совершенствования Воору­женных Сил страны бросало из стороны в сторону на гребнях полити­ческих волн, но и тогда в недрах военно-промышленного комплекса создавались новые виды вооруже­ний, не имевшие мировых аналогов.

Разумеется, новая боевая техника не возникала стихийно, она создавалась под воздействием изменявшейся советской военной доктрины, аргументом в политическом единоборстве двух политических систем, двух сверхдержав.

Отголоски этого противостояния доходили и до стен ЛПИ. Каза­лось бы, еще недавно, в 1957 году, к противовоздушной обороне в институте относились как к неумной шутке высокого московского на­чальства: не подвергали сомнению необходимость наличия, но и ничего не делали для ее улучшения, курьезны были многие эпизоды, связанные с ПВО.

Например, в феврале того же года в вузе была создана “разведы­вательная группа институтской противовоздушной обороны” в составе 16-ти человек. Среди этих, с позволения сказать, «разведчиков» были 4 уборщицы и 2 гардеробщицы, а “командиром разведгруппы”, была назначена дама, занимавшаяся делопроизводством в общей канцелярии …

В 1959 году этот легковесный подход к делу сменился серьезным пониманием необходимости совершенствования, как военного обучения студентов, так и расширения учебных программ с учетом новых дости­жений в военном деле.

В результате, с нового 1959-1960 учебного года кафедра пополни­лась преподавателями, приступившими к чтению курса “гражданская оборона”. Эта структура, образовавшая свой отдельный цикл в составе кафедры, просуществовала в качестве ее подразделения до 1991 года. Позже она стала работать как самостоятельная кафедра университета.

Качественные изменения оружия и боевой техники Советской ар­мии и флота на рубеже 60-х годов, как известно, затронули и войскапротивовоздушной обороны страны. На смену зенитным и артиллерий­ским установкам пришли стационарные и передвижные зенитные ра­кетные комплексы С-25, С-125, С-75 и С-200. Они предназначались, соответственно, для уничтожения воздушных целей противника на ма­лых, средних и больших высотах. ЗРК С-200 был взят на вооруже­ние вместо комплекса С-400, который из-за предательства Пеньковского в строй введен не был. (5)

Этап подготовки из числа студентов офицеров-артиллеристов запа­са был близок к своему завершению.

В сентябре 1959 года студенты радиофизического факультета ЛПИ перешли на освоение новых специальностей. Их стали готовить в качестве старших техников и командиров взводов для ЗРК С-75. (6)

Остальные же студенты еще 2 года осваивали артиллерийские специальности.

Летом 1961 года состоялся последний выпуск офицеров запаса, служителей «бога войны» – артиллерии.

Наступали новые времена. Приходили иные «божества». Слово «ракета» для большинства людей отождествлялось с полетом в космос Ю.А.Гагарина. Для военнослужащих ПВО оно имело более повсе­дневный и прозаический смысл.

Пятый этап: с сентября 1961 года по 1995 год. Этот период в жизни военной кафедры самый продолжитель­ный. Он длился более тридцати лет. Не трудно пред­ставить, насколько сложным было его начало. Одна из главных про­блем этого периода – освоение принципиально новой боевой техники, не похожей на предыдущую.

Среди преподавателей не было и не могло быть офицеров, хорошо знавших зенитные ракетные комплексы. Военные училища и академии только-только приступили к подготовке техников, инженеров и коман­диров по новым профилям.

Штат преподавательского состава тогда расширялся в основном за счет опытных артиллеристов – фронтовиков, прошедших краткосрочные курсы переучивания по преподаванию различных зенитных ракетных специальностей. Это подтверждает, например, тот факт, что из 40 офицеров, преподававших в 1961-1962 годах на военной кафедре, 35 человек в годы войны были награждены боевыми орденами.

Принципиально менялась и учебно-материальная база кафедры: на смену артиллерийским установкам поступали различные элементы ЗРК С-75. Эта работа велась столь успешно, что в 1966 году ректор института в отдельном приказе отметил активное участие 18-ти офице­ров, 2-х офицеров запаса и 3-х лаборантов в расширении учебной базы кафедры. Все они за эту работу были поощрены.

Иной облик приобретали и кафедральные аудитории. В частности, в одной из них, находившейся в здании бывшей церкви, посередине помещения, на месте, где еще недавно размещалась пушка, стояла пусковая установка зенитно-ракетного комплекса С-75. Позже, уже по традиции, на ее месте была установлена ПУ ЗРК С-125, которую демонтировали лишь в 1992 году, когда здание церкви было отделено от помещений военной кафедры и стало использоваться по своему первоначальному назначению.

В 1968 году наша кафедра вновь пережила ответственный момент. Тогда был осуществлен переход кафедры на подготовку офицеров за­паса маловысотного ЗРК С-125.

Специалистов начали готовить по четырем военно-учетным специ­альностям: «командир стартового взвода маловысотных зенитных ракет войск противовоздушной обороны страны, инженер по бортовым приборам управления и контрольно-испытательному оборудованию маловысотных зенитных ракет войск противовоздушной обороны стра­ны», «инженер по стартовому и технологическому оборудованию и ма­териальной части маловысотных зенитных ракетных комплексов войск противовоздушной обороны страны» и «инженер по радиотехническим средствам управления маловысотных зенитных ракетных комплексов войск противовоздушной обороны страны». К моменту переоснащения кафедры новым учебным оборудованием ею руководил инженер-полковник И.Ф.Галанов. На кафедре служило 59 офицеров-преподавателей, прошедших переподготовку по новой си­стеме вооружения.

Перевооружение кафедры на ЗРК С-125 прошло менее болезнен­но, чем предыдущее, поскольку каждый из преподавателей уже имел опыт ракетчика. Кроме того, за минувшие с 1961 года семь лет препо­давательский коллектив значительно пополнился офицерами, имевшими опыт службы в частях зенитных ракетных войск.

15 октября 1977 года в состав кафедры вошел цикл военной подго­товки Псковского филиала ЛПИ. Этот цикл был образован в соот­ветствии с приказом министра обороны СССР еще в июле 1974 года. С тех пор и до 1 августа 2006 года он занимался подготовкой офице­ров запаса по специальности «командир автомобильного взвода».

С января 1970 года кафедрой руководит инженер-полковник О.Б.Скачков, прибывший в институт с должности начальника кафедры Минского высшего училища войск ПВО страны.

В августе 1971 года начальником кафедры был назначен генерал-майор артиллерии Е.И.Белоусов, прибывший с должности начальника Опочецкого зенитно-ракетного училища войск ПВО страны.

Во исполнении приказа министра обороны СССР № 0141 с июля 1974 года в Псковском филиале ЛПИ, созданном на базе электромеханического и механико-машиностроительного факультетов, введена военная подготовка по профилю командиров автомобильных взводов.

С марта 1976 года кафедрой руководит кандидат технических наук, полковник В.Ф.Болдырев.

Начиная с 70-х годов на кафедре существенное место занимает военно-патриотическая и гуманитарная подготовка. С 1981 года вводится преподавание партийно-политической работы в Советской Армии и Военно-Морском флоте. В 1991 году этот курс был заменен на дисциплину «Методика воспитательной работы», включающей в себя военную педагогику, психологию, социологию и практику воспитательной работы в войсках. С 1995 года этот курс уступает место новой учебной дисциплине – гуманитарной подготовке.

В 1991 году начинает функционировать учебно-тренировочный полигон. Он является уникальным учебным центром, дающим будущим офицерам запаса возможность получать практические навыки при обслуживании и эксплуатации военной техники, проводить тренировки по боевой работе и сдавать нормативы. Современная материальная часть, полностью отвечает требованиям учебного процесса. Наибольший вклад в строительство УТП внесли старший препо­даватель Е.П.Головин и начальник цикла А.А.Яшенькин. Подобно тому, как Ленинградский политехнический институт (Санкт-Петербургский государственный политехнический университет) тра­диционно был и остается учебным заведением, обладающим высочай­шим научным потенциалом, так и военная кафедра ЛПИ, СПбГПУ всегда отличалась стремлением ее офицеров к научной деятельности.

В июне 1975 года, кан­дидатскую диссертацию по теме «Исследование электрических режи­мов конденсаторов во вторичных источниках питания» защитил Олег Леонидович Мезенин, будучи тогда подполковником, старшим препо­давателем. Позже он стал полковником, начальником цикла.

В декабре 1987 года Олег Леонидович защитил докторскую дис­сертацию «Научные основы оптимизации выбора конденсаторов по тепловым характеристикам для аппаратуры летательных объектов».

Обе диссертационные работы были написаны на базе научно-исследовательских работ, выполненных на военной кафедре под руко­водством автора. В докторской работе на основе теоретических и экс­периментальных исследований были разработаны способы достоверного определения тепловых характеристик конденсаторов в несинусоидаль­ных режимах для объективной оценки их работоспособности. Теорети­ческое обобщение и решение этой крупной научной проблемы, имеющей важное оборонное и народнохозяйственное значение, открыло новые возможности для практики проектирования и конструирования электронной и электротехнической аппаратуры летательных объектов, обладающей высокими тактико-техническими показателями. Внедрение материалов исследования способствует улучшению массогабаритных характеристик аппаратуры, а также повышению ее надежности.

В 1978 году ему было присвоено ученое звание доцента, а в 1993 – профессора. В декабре 1993 года О.Л.Мезенин был избран членом-корреспондентом академии электротехнических наук России.

Под руководством Олега Леонидовича защищены кандидатские диссертации сотрудниками кафедры В.Ф.Болдыревым и В.А. Михайловым.

О.Л.Мезенин – автор более 70-ти печатных работ, из них 6 ав­торских свидетельств на изобретения, 4 монографии, 5 учебников по спецдисциплинам, 10 печатных учебных пособий. Начиная с 1992 года он является научным руководителем крупной научно-исследовательской работы: «Применение систем ПВО для ди­станционного наблюдения и активного воздействия на радиоактивные выбросы атомных объектов».

В 1985 году начальник военной Кафедры Василий Филиппович Болдырев, защитил диссертацию на соискание ученой степени канди­дата технических наук по теме «Исследование емкостных накопителей энергии импульсных модуляторов радиолокационных станций». Вскоре за успешную научно-педагогическую работу, в том числе и за выпуск совместно с О.Л.Мезениным учебного пособия «Основы построения радиолокационных систем» Василию Филипповичу было присвоено ученое звание доцента.

С 1989 года на военной кафедре преподает Сергей Николаевич Полторак. С 1982 года – кандидат, а с 1992 года – доктор исторических наук. С 1994 года – профессор по кафедре истории. Издал 4 монографии и более 60 других научных публикаций.

В 1990 году Валерий Анатольевич Михайлов, являвшийся тогда подполковником, начальником цикла, защитил кандидатскую диссерта­цию по теме «Развитие методов оптимизации выбора конденсаторов СВЭП по электрическим и тепловым характеристикам».

Эта работа была выполнена в ходе реализации договора о научном исследовании, заключенного с военно-промышленным комплексом страны.

Внедрение материалов исследования в производство способствова­ло улучшению массогабаритных характеристик аппаратуры и повыше­нию ее надежности.

В 1991 году Валерию Анатольевичу было присвоено звание доцен­та. В воинском звании полковник он руководит учебной частью военной кафедры.

Полковник Константин Андреевич Дубаренко, с 1991 года воз­главляющий военную кафедру, в 1993 году стал доцентом. Этого уче­ного звания он был удостоен за организаторскую и научно-педагогическую работу, связанную как с совершенствованием учебного процесса, так и с вопросами использования достижений радиолокации в прогнозировании экологической обстановки, позже он защитит кандидатскую диссертацию.

23 января 1995 года начальник цикла полковник Юрий Георгие­вич Спицын стал кандидатом философских наук, защитив диссертацию «Социальные проблемы военно-инженерного образования в России: опыт и перспективы».

В работе были рассмотрены вопросы военно-гражданских отноше­ний в современных условиях в России, проблемы подготовки военных инженеров. В диссертации отстаивается идея возможности и целесооб­разности подготовки военных инженеров в условиях таких центров фундаментальной науки как технические университеты. В 1998 году Юрий Георгиевич становится доктором наук, а в 1999 году профессором начальником первой военной кафедры во вновь созданной структуре – факультете военного обучения.

С 1 сентября 1992 года начинается подготовка студентов всех факультетов по пяти новым военно-учетным специальностям, подготовки офицеров для эксплуатации многоканальных зенитных ракетных систем средней дальности ПВО С-300. (7)

В 90-х годах структура военной кафедры претерпевает существенные изменения.

Шестой этап: июль 1995 – сентябрь 2003 годов. В июле 1995 года на базе военной кафедры СПбГТУ создается факультет военного обучения.

В составе факультета три военных кафедры и УТЦ, в штат ФВО входят 54 военных педагога. Подготовка осуществляется в интересах ЗРВ ПВО Страны в расширенном спектре специальностей, в интересах Главного автобронетанкового управления продолжает готовить офицеров запаса Псковский филиал. В июне 2003 года Константин Андреевич Дубаренко в связи с увольнением в запас по достижению предельного возраста пребывания на военной службе, передаёт факультет начальнику второй военной кафедры полковнику Родионову Вячеславу Адольфовичу, который 12 ноября 2004 года защищает кандидатскую диссертацию по техническим наукам, в октябре 2006 года становится доцентом по военной кафедре и по настоящее время руководит факультетом военного обучения. (8)

Седьмой этап: С сентября 2003 года по настоящее время. В соответствии с совместным приказом Министра Обороны и Министра образования факультету изменен перечень ВУС и установлен новый объем по подготовке офицеров запаса, которая осуществляется сегодня в интересах трех заказчиков это ЗРВ ВВС, Войска связи ВС РФ и ГАБТУ МО. В составе факультета: управление, секретная часть, четыре военные кафедры и ОУТ и ТА, в штате факультета 54 военных педагога и 50 человек административно-управленческого, учебно-вспомогательного персонала.

Современная система подготовки офицеров запаса на факультете включает 2 этапа. Первым является прохождение занятий в рамках учебной программы, во время которых слушатели усваивают теоретические и практические знания и навыки, необходимые будущему офицеру. Вторым этапом — серьезным экзаменом для будущих лейтенантов, являются военные сборы в действующих частях Российской армии. Здесь, применяя полученные знания, приходит осознание того, какое грозное оружие доверила им Родина и свою ответственность перед ней. Они переживают святые для каждого воина минуты военной присяги. Студентам, успешно сдавшим выпускной государственный экзамен на учебных сборах, по окончании университета присваивается воинское звание «лейтенант».

Сегодня преподавание на факультете осуществляет высококвалифицированный коллектив офицеров, имеющих богатый войсковой опыт службы, научной и педагогической работы. Основное содержание нынешней деятельности профессорско-преподавательского состава сосредоточено на внедрении новых современных форм обучения, компьютерных технологий, совершенствовании учебно-методических пособий, создании новой и поддержании имеющейся учебно-материальной базы в образцовом состоянии, обучение слушателей и привитие им навыков самостоятельного принятия решений в различных ситуациях.

По результатам всесторонних и частных проверок специальными комиссиями МО РФ работа военной кафедры в последствии факультета военного обучения всегда оценивалась не ниже «хорошо».

Педагогический коллектив факультета систематически работает над повышением своего методического мастерства, для передачи передового опыта, совершенствования современных методик преподавания. Каждый семестр на факультете проводится конкурс на лучшего преподавателя-методиста, финалист конкурса награждается денежной премией “Имени Ю.Г. Спицина” и ценным подарком учрежденными ЗАО “Транссфера Интернешнл” возглавляет которое бывший преподаватель ФВО Сергей Андреевич Скорик. В ходе военно-патриотической работы за 80-летнюю историю на факультете сложилось много важных традиций. Это походы по дороге жизни, торжественный митинг и прохождение действующих и будущих офицеров 9 мая, поездка в День Победы по местам боев Великой Отечественной войны и др. Коллектив офицеров и учащихся тесно взаимодействуют с Советом ветеранов, созданном в институте еще в 1963 году.

Главная забота и гордость факультета – его выпускники, которые реализуют себя не только как гражданские специалисты, но и как офицеры Вооруженных Сил России. Практический опыт трудовой деятельности многих выпускников нашего университета показывает реальную востребованность командных навыков и профессиональных знаний, полученных ими при обучении на факультете.

До сих пор ряд сильных мира сего, от которых зависит дальнейшая судьба Вооруженных Сил России, подумывает о сокращении армии за счет ликвидации военных кафедр.

Это – в лучшем случае – проявление недальновидности и некомпетентности. Нельзя игнорировать общий уровень подго­товки студента, те усилия, которые вложены в него профессо­рами, преподавателями и самой природой. Его интеллект и полученные в вузе знания – это не только его собственность, но и национальное достояние России.

Использовать выпускника высшего учебного заведения в качестве рядового солдата или матроса куда абсурдней и глу­пей заколачивания гвоздей при помощи осциллографа.

Введенная в 1926 году и отлаженная десятилетиями систе­ма военной подготовки студентов на военных кафедрах – это прекрасная, удивительно гибкая и экономичная идея, позво­ляющая разумно тратить скудные денежные ресурсы, эффек­тивно использовать научную элиту страны в подготовке воен­но-инженерных кадров.

Ю.С. Васильев К.А. Дубаренко В.А. Родионов

ЛИТЕРАТУРА

  1. Витте С.Ю. Воспоминания.-т.1.-М.:Пг., 1923. – 210 с.

  2. Данилевский В.В. История основания Ленинградского политехнического института // Труды ЛПИ им. М.И. Калинина.- Л.: Изд-во ЛПИ, 1948,- №1. – 160 с.

  3. Гагарина М.Д. Очерк жизни и деятельности Андрея Григорьевича Гагарина: Машинописная копия рукописи хранящейся в фундаментальной библиотеке СПбГПУ – 125 с.

  4. Холодилин А.Н. Ленинградский кораблестроительный. – СПб.: Судостроение, 1992. – 274 с.

  5. Воротинцев Н.И. Подробная справочная книга о Санкт-Петербургском политехническом институте императора Петра Великого.- СПб.: Тип. С.-Петерб. Градоначальства, 1911. – 436 с.

  6. Материалы центрального архива СПбГПУ.